аниме
April 28

Не забудь добавить Паприки

У меня с Сатоси Коном как-то не сложилось. Давным-давно я посмотрел великолепного «Агента Паранойи» и больше к творчеству режиссёра не обращался. Но сегодня, совершенно внезапно, я сел и посмотрел «Паприку».

Я буду немного грубой.

Я люблю фильмы, от которых не знаешь, чего ждать. Когда включаешь плеер и совершенно не представляешь, что будет дальше. Самое удивительное в «Паприке» то, что ощущение неизведанного и предвкушение открытия сохраняется буквально каждую минуту хронометража, в определённые моменты сжимаясь до покадровости.

Фильм ни на секунду не сбавляет темп, выливая, высыпая и выдувая на зрителя плотный поток визуальных образов, приправленный музыкальным фейерверком. Порой происходящее кажется совершенным безумием, но ни на секунду творящийся хаос не теряет связности. И, несмотря на сенсорную перегрузку, интеллектуально фильм чрезвычайно прост для восприятия, последователен и прямолинеен.

Сатоси Кон блестяще упаковал несколько параллельно идущих сюжетных линий в красочную обманку, роскошный тромплёй, поражающий воображение и не оставляющий в сознании ни миллиметра свободного пространства. Благодаря такой плотности, удаётся испытать эмоциональное удовлетворение не единожды за фильм.

Количество и яркость эмоций выделяют «Паприку». Но, разумеется, не только это. Широта визуальных образов построена на богатой культурной основе. Больше всего меня, пожалуй, впечатлили бытовые образы японской повседневности - прыгающие с крыши в едином и радостном суицидальном порыве сараримэны, школьницы в мини-юбках, вытянувшие ногу, словно специально подставляя трусы под камеру вездесущих извращенцев средних лет.

Снимай, дрочер, никто не против.

Или лезущие наверх к трону и власти лысеющие чиновники, не стесняющиеся наступать друг на друга и бросаться оскорблениями. А сам трон несут покорные куклы-избиратели. Тема власти упоминается в фильме не единожды.

Как не единожды фильм заставляет и усомниться в реальности происходящего как зрителя, так и героев. И обязательно окажется, что сомнения были не беспочвенны, а режиссёр снова подкинет новый кусочек в мозаику хаоса происходящего.

Ближе к концу фильм всё же немного уходит к философским вопросам жизни и смерти, ада и рая, противоположностей в азиатском смысле — инь и ян. Тем удивительнее, что осмысленный сюжет здесь во всех своих параллельных линиях очень житейский. Он не касается сложных тем, не опирается на драматичность, не стремится заставить зрителя задуматься о чём-то большом и сложном. Наоборот, Сатоси Кон предлагает обратить внимание на самые простые вещи — и тем акцентирует внимание на жизни, которую мы живём каждый день. Сон в фильме лишь метафора эскапизма, бегства от реальности и ответственности, мастурбация на собственные желания и отказ выполнять обязанности. И слишком много сна это плохо. Во всем должен быть баланс, как между инь и ян, мужчиной и женщиной. И во всём есть частичка противоположности. В самом инфантильном мужчине обязательно окажется крепкий стержень и в самой холодной женщине найдётся немного игривости. В конце концов, сон растворяется в реальности, сливаясь с ней и оставляя после себя лишь осознание важности произошедшего. Тем или иным путём все сюжетные линии успешно завершаются, а герои обретают душевное равновесие.

Не могу не отметить и внеземную музыку Сусуму Хирасавы, знакомого многим по знаменитым «Хаи-яи фосес» из «Берсерка». Если Дзё Хисаиси и Хаяо Миядзаки просто созданы друг для друга, то Хирасава и Кон - это части единого целого. Невозможно представить себе более подходящего композитора, как невозможно представить и более подходящие фильмы для него. Жаль, что режиссёр так и не снял что-нибудь космическое, под стать нездешнему образу и футуристичному творчеству Хирасавы.

«Паприка» стала последней работой Сатоси Кона. Своего рода финальным аккордом его короткой, но творчески насыщенной жизни. В 2010 году он скоропостижно скончался от рака поджелудочной железы. На его похоронах в числе прочих звучала финальная тема фильма, тема рыжеволосой озорной девчонки Паприки, покорившей наши сны.

,